Новости » Работа от зари до зари

Работа от зари до зари



Десять студентов нашего Латвийского сельскохозяйственного университета, соблазнившись предложением одной из фирм по трудоустройству за границей, прошлым летом и осенью решили потрудиться на английской сельскохозяйственной ферме. Своими впечатлениями о житье-бытье на просторах Британии ребята согласились поделиться с "НГ".

Увидев объявление в фойе университета, гласящее о том, что есть возможность неплохо заработать на английских плантациях, парни и девчонки решили посвятить труду летние каникулы. Тем более, практика показывала, да и сокурсники рассказывали, что фирма строго соблюдает условия контракта, и поработавшие в Англии и, кстати сказать, неплохо заработавшие, вновь рвутся к берегам Туманного Альбиона. Единственное, по условиям фирмы право на работу за границей имели только студенты государственных вузов в возрасте от 19 до 27 лет. Однако на поверку оказалось, что в поход за "длинным рублем" отправляются и студенты вузов негосударственного значения, к примеру, БРИ. Студенты нам рассказывают, что желающим попасть в "фунтовый рай" для начала нужно было "отстегнуть" фирме за услуги ни много, ни мало 85 латов. И еще 95 латов - английской стороне. Правда, потом англичане 50 латов бедным студентам возвращают. Дальше нужно было приготовить пакет документов, то есть, запастись справкой из университета о том, что являешься студентом дневного отделения, сделать копии с паспорта, пройти обязательную медкомиссию и сдать анализ крови на гепатит. Оказывается, англичане жуть как боятся этого заболевания.

Девушки, пришедшие к нам в редакцию, рассказывают, что перелет из Латвии в Англию и дорогу к месту конкретного назначения пришлось оплачивать из собственного кармана. Кроме того, требовались деньги, чтобы прожить неделю до первого заработка. Кстати говоря, поднаторев в работе на англичан, наши студенты сделали вывод, что трудоустраиваться в Англии нужно через латвийскую фирму, которая один раз возьмет мзду за услуги, и на этом все. Английским же трудовым агентствам придется часть кровно заработанных выплачивать с завидной регулярностью, т.е. ежемесячно 200 студентов на поле.

О житье-бытье разговор отдельный, так как главное на английских плантациях - это работа. На сельскохозяйственной ферме, куда приехали работать десять наших студентов, трудились более двухсот человек. Поля тянулись до самого горизонта. Ребятам приходилось полоть кабачки и брокколи, выращивать и убирать цукини, тыквы и цветы. Причем владелец фермы закупал дополнительно продукцию и в других странах, к примеру, в Голландии и Франции. На территории фермы находился огромный пакгауз (цех упаковки), где все сельхозкультуры старательно и красиво упаковывали, а потом отправляли на прилавки магазинов. Девчонки рассказывают, что им повезло, работали в первую смену. Так что ночью могли спокойно отдохнуть.

Летом рабочий день у наших ребят начинался в пять утра. По трудовому законодательству, отработать нужно было 39 часов в неделю. Но практически этого никогда не было. "Мы всегда работали сверхурочно. Работу заканчивали и в девять вечера, и в двенадцать, и даже в два часа ночи, - рассказывают студентки. - Правда, и получали соответственно. К примеру, за 39 часов работы в неделю хозяин фермы строго платил по 5,05 лата за час работы. Сверхурочные часы оплачивались уже из расчета 7,58 лата за час. Кстати говоря, сам хозяин вместе со всей семьей тоже активно трудился на полях, не гнушался и на прополку встать, и за руль уборочного комбайна сесть. За работой студенческих бригад присматривали надсмотрщики, как их называли - супервайзеры. Впрочем, от работы студенты и не думали отлынивать, так как главным стимулом были деньги. Девочки рассказывают, что выходили на поля в любую погоду. Когда начались дожди, и вся одежда промокала, нашли выход, чтобы не мерзнуть и быть сухими. Обматывали тело упаковочной пленкой. Одевали по двое штанов и маек, потом закутывались в непромокаемые плащи, кепки надвигали на лоб и так выходили в поле. "Пригреет солнышко, начинаешь постепенно раздеваться. А солнце там было такое, что за 10 часов работы все обгорали", - рассказывают девчонки. Но больше всего они страдали от дождей. Идет ливень, а температура воздуха под тридцать градусов. Чтобы не промокнуть, приходилось надевать на себя кучу одежды, которая потом изнутри становилась мокрой от пота.

На поля выходили даже с температурой 39 градусов. Команде ребят давался определенный объем работы, и если один из-за болезни не выходил, то другие должны были увеличить рабочий ритм, чтобы выполнить заданную норму. Поэтому ребята, чтобы не подвести своих товарищей, старались не болеть.

К каждому виду работы, будь то прополка или уборка, приходилось сначала привыкать. Первые две недели не могли разогнуть спину. Просили водителя трактора остановить на пять минут, чтобы отдохнуть. Но потом приноровились и привыкли. К примеру, если сначала короткую грядку с кабачками проходили за сорок минут, а длинную за полтора часа, то буквально через пару недель на короткую тратили уже пятнадцать минут, на длинную - около получаса.

Разговоры на пальцах.

Студенческий коллектив на ферме подобрался многонациональный. Больше всего молодежи приехало из Латвии, Польши и Словакии, очевидно, потому, что жителям этих стран не требовалась виза для въезда в Англию. Были ребята и из России, Украины, Румынии, Болгарии. Сначала девчонок удивляло, что румыны и болгары были дети все сплошь из состоятельных семей. Могли бы и не работать на чужих английских дядей. Но когда поближе познакомились и пообщались, оказалось, что в этих странах уровень жизни еще ниже, чем в Латвии. И оплатить дорогу за границу, визу и процент трудоустраивающей фирме могут только очень обеспеченные.

Как же они все находили общий язык? Наши студентки рассказывают, что еще до поездки в Англию занимались английским. На нем и пытались общаться. Потом выяснилось, что не все владеют им в должной мере. "Вот и приходилось изъясняться с другими на пальцах. Но буквально через две-три недели стали понимать и словацкий, и польский, так как это все же родственные славянские языки. Однажды обедали вместе, и ребята из Польши рассказывали словакам про своих политиков. Удивительно, но мы все поняли", - смеются девчонки. А к концу уборочного сезона уже и словаки с поляками довольно сносно изъяснились по-русски. "Стоим как-то и беседуем между собой о своем. И вдруг мальчишка, который рядом с нами грузил тыквы, на чистом русском говорит: "Девочки, говорите, пожалуйста, помедленнее, я не успеваю вас слушать". После этого мы стали остерегаться рассказывать свои секреты в присутствии других, - говорят девочки. - Через полтора месяца мы уже говорили обо всем: и о политике, и о жизни в других странах, и о народных обычаях и традициях". Интересно, что когда зашел разговор о национальной кухне, наши студентки долго пытались объяснить, что такое серый горох и хлебный суп. Ребята из Словакии никак не могли понять, как можно есть горох с салом и луком и запивать его кефиром. "Неужели только в нашей стране есть такое блюдо?", - удивлялись девочки.

Потрудившись за границей, наши парни и девчонки дружно пришли к выводу, что работа на ферме идеально подходит для тех, кто владеет английским в недостаточной степени. Веселая компания и тусовки обеспечены. Но время работы и конечный заработок не поддаются прогнозу не из-за отсутствия самой работы, а из-за погодных условий.

Автор: Л. Беликова, Новая газета

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha